ОЧЕРЁДНОСТЬ ПОСТОВ
Сюжетные:
Горькая Правда или Сладкая Ложь? - Доминик
Сокрытые Тайны - Веста
Цена Дружбы - Кэтрин
A Casu ad Casum - Роберт
Правды не Переспоришь - Роберт
Беда Объединяет - Кира
Life is not a Bed of Roses - Виктория
Absit Invidia Verbo - Эмелин
The Consultation - Оливия
Поспешишь – Людей Насмешишь - Роберт
Между Светом и Тьмой - Тревин
По Счастливой Случайности - Теодор
Vampire Blood - Кира
The Shot - Бенджамин
Игра Слов - Шейя
Tongues of Flame - Гарри
Охота на Убийцу - Элен
Alea Jacta Est - Абигейл
Преступник Вооружён и Опасен - Гордон
Mad Party - Ален
Fitting Occasion - Роберт
Ugly Tricks - Веста
I’ll Kill You - Виктория
Je ne Comprends pas - Лавиния

Флэшбеки:
Братская Опека - Роберт
Not Me - Лавиния

Альтернативные эпизоды:
-

Rempet: New Story

Объявление

Острый ум форума


 Администрация:

Emeline Burke
Создатель и главный квестоплёт
Sebastian Arn
Главный информатор и реформатор форума
Sloan Lewis
Охотница за должниками, знает всё обо всех
Dominick Levinas
Главный покровитель вампиров, знаток матчасти
Leonel de Catald
Мистер придира, любитель обоснуя
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Рейтинг игры: NC-17
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Жанр: городское фэнтези
Текущий год в игре: 2012



Мы Вконтакте

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » ► Absque Omni Exceptione


► Absque Omni Exceptione

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица: Кира Питерс, Леонель де Катальд, Риэль Олсен, Тирс Лейно
Место действия: следственный комитет Таурты
Время действия: 16.05.2012 | 02:01
Ситуация: допрос
Описание: Риэль Олсен был последним, кто видел Ханну Дюваль в живых, и поэтому становится основным подозреваемым. Кира и, с особого разрешения, Леонель присутствуют на его допросе. Интерес к следствию также проявил и Тирс Лейно.
Очерёдность постов: Риэль Олсен, Кира Питерс, Тирс Лейно, Леонель де Катальд

0

2

Поверить в произошедшее было очень сложно. Все газеты писали об этом, Интернет был заполнен печальной новостью, но реальностью она не казалась. Слишком уж большим потрясением стала для Олсена неожиданная гибель Ханны Дюваль. И как раз сразу после того, как они вместе ужинали в ресторане.
Олсен вовсе не думал, что это его пытались подставить таким образом. Её убили, потому что хотели убить, вот и всё. Точных мотивов он не знал, но предполагал, что это какие-нибудь склоки между вампирами. Несмотря на то, что Ханна была издателем, широко известным среди людей, и сотрудничала с ними, она была также и жительницей ночного мира. Она не могла так просто отвернуться от того, кто она на самом деле. Очень многие пытались это сделать, но безуспешно.
На допрос, проводимый следственным комитетом Таурты, Риэль мог бы и не приходить. Как у посла, у него было такое право, однако он решил им не пользоваться. Ему хотелось, чтобы нашли убийцу Дюваль; ради этого можно несколько часов, а то и дней провести в следственном комитете.
Он осознавал, что является пока главным подозреваемым, но всё равно шёл на этот риск. Риэль также знал, что очень мала вероятность того, что правда восторжествует в этот раз, но иначе поступить не мог. В Ниарисе он бы начал собственное расследование, но в Ремпете у него таких полномочий не было. Ему оставалось только верить в силы следователей этого комитета и полагаться на удачу.
«Многовато здесь людей», – подумал Риэль.
Затем он и на это перестал обращать внимание, потому что допрос начался.
Мистер Олсен, вы понимаете, почему вы здесь, верно? Вы были последним, кто видел Ханну Дюваль живой.
Но я не убивал её, – заметил посол.
Открыто ему никто не говорил, что убийцей считается он, потому что у следственного комитета не было власти объявить посла Ниариса преступником, тем более без доказательств, но всё, что они думали, Олсен читал на лицах этих людей.
Для чего вы назначили ей встречу?
На этот вопрос он уже отвечал, но не поленился повторить:
Я люблю книги, и для меня встреча с Ханной Дюваль была очень значимой.
Это была единственная причина?
Можете назвать мне другую? – вопросом на вопрос ответил Олсен.
Его огорчало то, что они сидят здесь и тратят время на бессмысленные допросы, пока убийца Ханны где-то на свободе.

+2

3

Питерс чувствовала себя не очень хорошо из-за того, что произошло в комитете несколькими днями ранее. Её не обвиняли в том, что она отдала документы агенту ТК, так как у него был ордер, её также не обвиняли в том, что она сообщила начальнику следственного комитета о том, что в рабочее время его заместитель отсутствовал, но Кира винила себя сама. Она не знала, как, но должна была поступить иначе.
Но сейчас она сосредоточилась на работе. Почему-то ей велели присутствовать на допросе Риэля Олсена. Это было необычно, но приказы Кира не оспаривала.
Но я не убивал её.
Это заявление было сомнительным, потому что никакой убийца не признается в том, что он совершил преступление. Пока же его вина не была доказано, было принято считать, что он действительно невиновен.
«Всё очень сложно».
Нелегко было поверить в то, что человек его положения мог кого-то убить, да ещё и сделал это так неумело, но Кира предпочитала пока считать мистера Олсена подозреваемым.
Его не освобождало от подозрений даже то, что он согласился прийти сюда и при этом не притащил с собой адвокатов. Пытался ли он что-то этим сказать или действительно был невиновен?

+3

4

Даже если ты вампир, никогда нельзя забывать о том, что ты не бессмертен по-настоящему. Умирающие почти так же часто, как и люди, собратья Тирса служили ему напоминанием о том, что когда-то эта участь постигнет и его тоже. Он никогда не забывал тех, кто ушёл. Они оставались в его памяти, все они: Тора, Габриэль, Оливия, Адель… список был очень длинным. Совсем недавно его пополнила Ханна.
Внутри Тирса клокотала ярость, но он себя сдерживал. Он должен был узнать правду, провести своё расследование, а уже потом действовать.
Он находился в следственном комитете не как агент Тайной канцелярии, а как друг Ханна Дюваль. Его присутствие здесь было личной инициативой, и он сумел добиться разрешения просто послушать, что скажет мистер Олсен.
Его причастность к убийству была крайне сомнительной, но Лейно решил проверить. Если он солжёт, Тирс обязательно это поймёт и уличит его во лжи, ведь он уже знал, что был настоящим убийцей. Ему лишь нужно было ещё кое-что выяснить, чтобы подтвердить страшные догадки.
Когда он впервые встретился с Селией, он был ею очарован. Она была прелестной, но Тирс сразу разглядел в ней её истинный характер, и это ему понравилось. Она напоминала ему девушку, которую он когда-то страстно любил. Точнее, она была её полной копией и даже происходила из того же рода. Наверное, прошлое должно было его многому научить и предостеречь от любви к такой девушке, но Лейно поступил как обычно. Теперь он расплачивался за то, что его пагубная страсть повлекла за собой фатальные последствия.
Однако пора было вернуться к тому, что происходило сейчас в настоящем.
Но я не убивал её, – услышал он.
Так сказал бы любой на месте Олсена.
Для чего вы назначили ей встречу?
Я люблю книги, и для меня встреча с Ханной Дюваль была очень значимой.
Объяснение было невинным и банальным, но пока Тирс ему поверил.
Это была единственная причина?
Можете назвать мне другую?
Тирс мог бы, но одним из условий его пребывания здесь было его молчание. Он должен был просто наблюдать и не мешать работникам следственного комитета делать своё дело. Без ордера у Тирса не было никаких прав участвовать в допросе.
Он знал, что посла Ниариса скоро отпустят, поэтому ничего не помешает ему поговорить с ним вне этих стен. А после он попытается исправить свои прошлые ошибки, хотя его действия никак уже не помогут Ханне. Она мертва, и это уже не исправить.
«В её смерти виновата не Селия… это я виноват», – подумал вампир, сжимая руки в кулаки.

+3

5

Круг знакомств Леонеля был велик и разнообразен. В него входили самые разные люди и даже нелюди. Его предки могли не одобрить такого, но сейчас время было совсем другим, а в бизнесе нужно быть изворотливым и принимать любые изменения. У де Катальда был свой метод, и он не считал его ошибочным. До сих пор он всегда работал и приносил ему нужный итог.
Несколько дней назад была убита его хорошая знакомая, Ханна Дюваль. Она была известным издателем, и Леонель не понимал, кому она могла перейти дорогу.
Обычно убивали политиков, бизнесменов, криминальных авторитетов… но издатель? Кому она могла помешать?
Одна его часть хотела верить в то, что смерть Ханны была простым совпадением. Она ведь была в компании Риэля Олсена, а от посла Ниариса кто-то мог захотеть избавиться. Это было логичнее, и Леонель даже мог бы с ходу назвать несколько имён. Другая его часть была убеждена в том, что целились именно в Ханну, и он хотел найти убийцу. Не для мести, а для восстановления справедливости.
Риэль Олсен также находился в следственном комитете Таурты, куда Леонель приехал в большой спешке, узнав о происшествии. Посол пока был главным подозреваемым, и, пока он себя не оправдал, де Катальд был склонен не доверять ему. Послы тоже могут оказаться убийцами… взять, например, этого несносного Мортона, слухи о котором дошли даже до Ремпета.
Мистер Олсен, вы понимаете, почему вы здесь, верно? Вы были последним, кто видел Ханну Дюваль живой.
Этого было не достаточно для обвинений, но вполне достаточно для задержания и допроса.
Но я не убивал её, – сразу ухватил суть вопроса Олсен.
Следующий вопрос Лео пропустил мимо ушей. Разговор между ними двумя был монотонным и ни к чему не ведущим. Необходимо было прояснить один очень важный момент и решить уже, был ли Олсен причастен к смерти известного издателя или это была нелепая случайность.
С одной стороны, он пришёл сюда сам, не привёл адвокатов, не стал указывать на своё положение. Отвечал он на вопросы спокойно, с ноткой рассудительности. Всё указывало на то, что его содействие следствию было добровольным. Убийца бы так не поступил. С другой же стороны, если он убийца, он мог вести себя так намеренно, чтобы снять с себя подозрения.
Можете назвать мне другую?
Пожалуй, что да, – решил вмешаться Леонель.
Он внимательным, цепким взглядом оглядел посла, будто пытаясь выжечь на нём дыру и тем самым увидеть, что скрывается за его личиной.
Вы назначили ей встречу именно в том месте, возле которого она была позднее обнаружена мёртвой. Её убили, как вы уже знаете. Было ли это совпадением или… возможно, вы хотите поделиться с нами ещё какими-то подробностями?
Пытливый взгляд Леонеля не отрывался от подозреваемого. Он жадно поглощал любое движение со стороны посла, желая разгадать эту загадку. Если Риэль Олсен не имеет отношения к убийству Ханны, то им не стоит тратить на него время. Если он не убийца, то всё равно не сможет указать на того, кто это сделал, так что его нужно будет отпустить и заняться поисками.
Убийства происходят каждый день и по всему миру, но на это всё равно нельзя было закрывать глаза. Человеческая жизнь никому не принадлежит, поэтому никто не имеет права её отнимать. Только боги, что они и делают в положенное время.

+2

6

Посол уже понял, что разговор будет долгим.
Вы назначили ей встречу именно в том месте, возле которого она была позднее обнаружена мёртвой. Её убили, как вы уже знаете. Было ли это совпадением или… возможно, вы хотите поделиться с нами ещё какими-то подробностями?
Вмешательство третьего лица немного сбивало с толку Риэля, который и без того не мог понять, для чего здесь собралось так много людей. Насколько он знал, допросы обычно ведутся с глазу на глаз, а не в присутствии стольких свидетелей. Чего этим хотели от него добиться, было непонятно. Возможно, в Ремпете просто другие методы.
Вы не похожи на должностное лицо, – ответил Олсен, – так что не вижу причин вам отвечать.
Ему не следовало этого говорить, но ему стало надоедать повторять одно и то же. Если бы это ещё что-то меняло…
Риэль чувствовал, что его слова не возымеют никакого действия, потому что люди, которым он их говорил, были глухи к нему. Принято считать, что последний, видевший жертву в живых, является подозреваемым, но ведь последним её видел вовсе не Риэль; это был неведомый убийца, которого ещё предстояло найти.
Я не убивал Ханну Дюваль, – вновь сказал Олсен, – и у меня не было ни одной причины желать ей смерти или ещё какого зла.
Он обращал эти слова не к мужчине, который вмешался в ход допроса, а непосредственно к следователю, которому поручили это дело.
Риэль тоже не мог взять в толк, что могло случиться в ту ночь. Ханна не выглядела нервной или взволнованной, поэтому она вряд ли ожидала столкнуться со своим убийцей. Кому-то она всё же помешала, раз от неё избавились таким способом. Кто-то очень сильно её ненавидел.

+1

7

Говорит ли он правду?.. – пробормотала секретарь очень тихо.
Люди лгут по самым разным причинам, и обвинение в убийстве – одна из них. Посол Ниариса – это высокий пост, – но он не обеляет человека. Любой способен на преступление. И, хотя в данном случае Кира не видела мотивов, они могли быть скрытыми. О жизни мистера Олсена она не знала ничего, поэтому и не могла судить о его мотивах на убийство.
Если бы можно было прийти сюда и сказать «Я ничего такого не делал», и это всегда оказывалось правдой, то как бы это облегчило жизнь всех следователей!
Кира украдкой бросила взгляд на ещё одного мужчину, который был здесь абсолютно не к месту. Он выглядел не очень грозно, но в его поведении было что-то подавляющее, и это Кире не нравилось. Она терпеть не могла таких мужчин.
В помещении было жарко, хотя кондиционеры работали на полную мощь. Питерс казалось, что с неё неприличным образом стекает пот, хотя это было преувеличением.
Пожалуй, что да, – тот самый незнакомец решил вмешаться. – Вы назначили ей встречу именно в том месте, возле которого она была позднее обнаружена мёртвой. Её убили, как вы уже знаете. Было ли это совпадением или… возможно, вы хотите поделиться с нами ещё какими-то подробностями?
Кира оценила его линию поведения. Он не церемонился и сразу переходил к сути. Никаких лишних слов, а только то, что может вывести предполагаемого преступника на чистую воду.
Вы не похожи на должностное лицо, так что не вижу причин вам отвечать.
Питерс посмотрела на посла в изумлении. До этого момента он вёл себя так, словно его всё устраивало. Он вежливо и терпеливо отвечал на все вопросы, не кичился своим положением и не проявлял агрессии.
Я не убивал Ханну Дюваль, и у меня не было ни одной причины желать ей смерти или ещё какого зла.
Всё это были только слова, и никаких подтверждений им не было. Как можно было доказать, что Риэль Олсен говорит именно правду, а не выдумывает её на ходу, чтобы снять с себя подозрения? Кире ничего не приходило в голову, но она и не была следователем.

+1

8

Смерть на самом деле преследовала каждого из них, и она была намного ближе, чем каждый мог себе представить. Жизнь была непредсказуема, и никто не мог точно сказать, когда именно она оборвётся.
Вы назначили ей встречу именно в том месте, возле которого она была позднее обнаружена мёртвой. Её убили, как вы уже знаете. Было ли это совпадением или… возможно, вы хотите поделиться с нами ещё какими-то подробностями?
Вы не похожи на должностное лицо, так что не вижу причин вам отвечать.
Тирсу было сложно обвинить посла Ниариса в том, что он отказывается сотрудничать со следствием. В принципе, Леонель де Катальд действительно не имел к расследованию никакого отношения. Кажется, они оба здесь были на равных условиях, только, в отличие от Тирса, де Катальд решил всё выяснить на месте, не покидая следственного комитета.
Зато должностным лицом являюсь я, – услышал Лейно.
С этим уже никто не мог поспорить.
Я не убивал Ханну Дюваль, и у меня не было ни одной причины желать ей смерти или ещё какого зла.
Так ли это было?
Слова мистера Олсена звучали правдоподобно, но таким же святошей мог прикинуться кто угодно. Когда нужно обелить себя в чьих-то глазах, можно выдумать любую ложь, которая будет казаться правдой. Если говорить достаточно убедительно, есть вероятность, что этим словам поверят. Тирс убеждался в этом много раз.
Настоящий убийца был ему известен, и хотелось проверить причастность посла к этому ужасному преступлению.
Убийство Ханны Дюваль было отвратительным не только потому, что прерывало её жизнь, но и потому, что это также было покушением на мир искусства, к которому Ханна имела непосредственное отношение. Можно было даже сказать, что он задавала тон всему литературному миру Ремпета. Многие писатели подстраивались под её вкус, многие издательства старались соответствовать её уровню. Её вкусу доверяли многие люди Ремпета и даже за его пределами. И теперь всего этого не будет…
Лейно бы очень хотел обвинить в убийстве другого вампира, которого ненавидел вот уже много лет, но в этот раз Карстен был чист. Если бы за преступлением стоял он, Тирс бы не сомневался.
Вы ушли из ресторана до или после неё? – задали Олсену очередной вопрос.
У них уже были распечатки звонков посла Ниариса, но никаких подозрительных контактов не было. Но звонить ведь можно не только со своего номера.
«Хочу быть уверенным на все сто».
Вампиру не хватало смелости признаться самому себе, что он просто не хочет подводить к выводу, который уже ему известен.

+5

9

Лео не хотел сдаваться, так ничего и не выяснив, но здесь всё было кристально ясно. Посол Ниариса, который по какой-то причине захотел вдруг убить известного в Ремпете издателя – это слишком фантастично, хотя кое-кто может подумать, что его причастность к преступлению очевидна. К сожалению, не всегда последний, видевший жертву в живых, оказывается соучастником или хотя бы свидетелем.
– Вы не похожи на должностное лицо, так что не вижу причин вам отвечать.
Зато должностным лицом являюсь я.
Я не убивал Ханну Дюваль, и у меня не было ни одной причины желать ей смерти или ещё какого зла.
Этого ответа следовало ожидать. Даже убийца бы сказал точно такие же слова.
Леонель не верил, но, с другой стороны, он был разочарован, потому что больше склонялся к тому, что Олсен просто оказался не в том месте не в то время, как это обычно случается.
Кто-то, впрочем, мог знать, что у Дюваль назначена встреча с послом Ниариса и воспользоваться таким удобным случаем. Нужно будет проверить и эту версию, но де Катальд ничего не сказал вслух. В следственном комитете работают всё же не дураки, и они уже наверняка знают, какими будут их дальнейшие шаги. Лео был бизнесменом, и он хорошо разбирался в экономике. В том, как правильно вести расследование, он ничего не смыслил, поэтому и вмешиваться не должен был.
Вы ушли из ресторана до или после неё?
«Нет, это не то направление», – всё-таки подумал де Катальд.
Как человек, привыкший отдавать приказы и держать всё в своих руках, он не был привычен к его нынешней роли фактически стороннего наблюдателя. Ему хотелось всех направить, всем что-то подсказать, и, чтобы этого не происходило, Леонель напоминал себе, что он не специалист в этой области и должен довериться следователям.

0

10

Послу становилось скучно, и он сцеживал зевки в кулак. Он оставался здесь только потому, что хотел, чтобы эти люди нашли убийцу Ханны Дюваль. Сомнительно, чтобы его показания хоть чем-то им помогли, но Риэль был готов стерпеть эту нудную процедуру, потому шанс был, хоть и очень маленький.
Вы ушли из ресторана до или после неё?
После, – ответил Олсен, не задумываясь.
Что вы делали после этого?
Поехал к себе.
Это кто-нибудь может подтвердить?
Вздохнув, Риэль перечислил:
Мой водитель, а также домработница, горничные, охрана, наконец. Пришлю вам контакты всех этих людей, чтобы вы могли удостовериться в том, что я не лгу.
Олсен не стал сообщать в Ниарис, где он проведёт сегодняшнюю ночь. Вообще-то он обязан был об этом доложить, но посчитал, что будет лучше, если инцидент останется в тайне. Они обо всём поговорят, если слухи о дойдут и до Ниариса, в чём Риэль сомневался.
Ему не хотелось, чтобы президент вмешивался в это дело, даже если оно касается его посла. Чтобы слухи вокруг него поутихли, Риэля могли решить отозвать, а он этого не хотел. Почему-то покидать Ремпет очень не хотелось, потому что казалось, что часть него всегда будет принадлежать этой империи, как бы далеко он от неё ни оказался.
Пока это всё, мистер Олсен, – сказали ему через некоторое время. – Благодарим вас за сотрудничество. И мы бы попросили вас не покидать пределы Таурты до определённого времени. Если возникнут какие-то дополнительные вопросы, мы вас уведомим заранее.
Отлично, – бросил Риэль.
Ему не хотелось снова здесь оказаться в ближайшее время, но дела об убийствах, наверное, всегда такие муторные для свидетелей.
«Приехать в соседнюю империю и почти сразу же оказаться вовлечённым в расследование, – думал Олсен, направляясь к выходу из следственного комитета. – Я определённо везунчик!»

+4


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » ► Absque Omni Exceptione


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC