ОЧЕРЁДНОСТЬ ПОСТОВ
Сюжетные:
О Пользе и Тщете Войны - Мелисса
Магия Может Многое, но не Всё - Изабель
Sweet Wine - Кэтрин
Иголка в Стоге Сена - Алек
Pour Another Glass for me - Элин
Узы Прошлого - Себастьян
Мнения Различаются - Эмелин
Face the Truth - Тревин
Dictum Factum - Изабель
Удачное Стечение Обстоятельств - Уилфар
Malchance - Кейтлин
Take your Chance - Константин
Слабые Места - Леонель
Найти Убийцу - Гарри
Evident Enough - Роберт
Добро Пожаловать - Лили
Пусть Краски не Смоет Дождь - Лили
Rescue - Элин
Как Снег на Голову - Элин
Одно Лекарство - Кровь - Моника
К Криву Приказы - Альберт
Incognito - Веллен
Тайны - Уилфар
Нет Ничего Тайного - Адалия
За Дело! - Элен
Священный Город - Элла
Aliud ex Alio Malum - Адриан
To Get on Track - Тревин
Очередной Труп - Остин
La Fuite - Чарльз
Quid Potui, Feci - Остин
Strangers - Тобиас
Страх Порабощает - Лили
Reasonable Assumption - Дамиан
Планы Могут Нарушиться - Вивиан
Сойти с Ума Легко - Тирс
Невозможное Случается - Элин
Dicere non est Facere - Фелиция
Что вам Известно? - Уилфар
Eternal Lie - Элоиз
Поиски Увенчались Успехом - Лили
Кто Удачливее? - Джексон
Непростительные Ошибки - Реджина
Необычное Знакомство - Роберт
К Новым Приключениям - Анна
Карета Подана! - Лирьелиан

Флэшбеки:
-

Альтернативные эпизоды:
-

Rempet: New Story

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » Hoc Erat in Fatis


Hoc Erat in Fatis

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Действующие лица: Кэтрин Прескотт, Себастьян Арн, Элла Арн
Место действия: императорский дворец
Время действия: 02.08.2012 | 20:25
Ситуация: смерть императора
Описание: Друзья должны помогать друг другу. Кэтрин находится во дворце, чтобы поддержать Себастьяна и Эллу, и в самый трагический для императорской семьи момент она тоже находится рядом.
Очерёдность постов: Кэтрин Прескотт, Себастьян Арн, Элла Арн

0

2

Эй, – Кэт вошла в комнату, где сидел Себастьян, и осторожно положила руку ему на плечо, – тебе бы поспать.
Она ненавидела ситуации, в которых проявлялась её беспомощность. Никто из них ничего не мог сейчас сделать. Даже лучшие доктора империи не справлялись, что уж об остальных говорить. Это было очень тяжело.
Прескотт находилась во дворце с тех пор, как приехала. Состояние императора ухудшалось, а его семья была в отчаянии. Она пыталась, как могла, поддержать каждого из них. Это большее, что она могла сделать.
Она присела рядом с Себастьяном и тихо вздохнула. Нужно было найти слова, но что можно было сказать? Даже Прескотт была в замешательстве.
Ни один врач не давал точных прогнозов, но их печальные лица говорили о том, что осталось совсем немного. Больше измученный борьбой с неизвестным ядом организм императора не выдержит.
Она взяла Себастьяна за руку и тихо, но настойчиво сказала:
Отдохни немного. Тебе это необходимо.
Сейчас, когда страна находилась в таком положении, а император был на пороге смерти, его сын и наследник был всеобщей надеждой. Но чтобы воплотить эти надежды в жизнь, чтобы стать достойной сменой своего отца, Ян должен был взять себя в руки. Ему сейчас нельзя проявлять слабость.
Днём всё было по-другому. На официальных встречах он был собран и выполнял свой долг как положено. По вечерам же, когда его никто не видел никто посторонний, он становился совсем другим, и этот другой Себастьян очень пугал Кэтрин.

+2

3

Сколько дней это уже длилось? Яну сложно было сказать. Он не считал дни, а просто проживал их, как мог, стараясь держаться и не подавать виду, как ему тяжело всё это переносить. Днём его занимали государственные дела, а по вечерам он думал об отце, чья жизнь медленно угасала. Бывало, что он не спал и ночами, и после таких ночей приходилось вливать в себя кофе, чтобы не заснуть прямо во время важной встречи.
Себастьян сидел, ничего не делая, но отдыхом такое состояние нельзя было назвать.
В комнате был приглушённый свет, чтобы не раздражать глаза. Дверь, наверное, была открытой, потому что принц не услышал, как кто-то вошёл.
Эй, тебе бы поспать.
Всё в порядке, – ответил Себастьян твёрдо.
Он никогда не проявит слабости на людях. Даже самым близким он не мог сказать всей правды, потому что не хотел перекладывать тяжесть со своих плеч на чужие. Это было неправильно. Его отец так никогда не поступал.
Отдохни немного. Тебе это необходимо.
Ян выпрямился и сказал уже твёрже:
Кэтрин, я в порядке. То, что мне нужно, – это вовсе не отдых.
Он чувствовал вину перед Кэтрин, которая была с ними всё это время.
С момента своего возвращения Прескотт постоянно была рядом и поддерживала их, хотя не обязана была этого делать. Едва ли она чувствовала себя лучше него.
Отдых требуется тебе, Кэт, – сказал он мягче. – Ты устала не меньше моего.
Ему бы хотелось отправить Кэтрин домой, чтобы она отдохнула, и велеть ей не приезжать, пока всё не закончится, но Себастьян подумал о сестре. Ей нужно было утешение в виде лучшей подруги, ведь никто не сможет поддержать её лучше, когда случится неизбежное. Себастьян ощущал себя самым ужасным типом на земле, но так было нужно для Эллы. Его старшая сестра была более ранимой, чем пыталась показать.
Чтобы успокоить Кэтрин, он сказал очень уверенно:
Со мной ничего не случится, обещаю тебе, но если что-то случится с тобой по моей вине, как ты предлагаешь мне с этим жить?

0

4

Выходить из своих покоев принцессе не хотелось. Пусть все оставят её в покое и дадут спокойно погрустить.
Это желание исполнялось, надо было заметить, потому что никому не хотелось испытывать на себе её гнев. Элла и в хорошем настроении могла кому угодно испортить настроение и нервы, а сейчас и подавно.
Она маялась, не зная, чем ей заняться.
Элла пыталась читать, но буквы не складывались в слова. Она захлопнула книгу и швырнула её куда-то под стол. Есть она тоже не хотела, и от вида любой еды Эллу начинало мутить. Сегодня всё портило ей настроение. Их отец был в предсмертном состоянии уже несколько дней, но все во дворце чувствовали, что время его близится к концу. Такая атмосфера давила на Эллу и заставляла её злиться на весь мир.
Для того, чтобы лечь спать, было ещё слишком рано. Эль сомневалась, к тому же, что сможет уснуть.
Повздыхав, принцесса вышла из своих покоев, решив найти брата и немного побыть с ним. Это должно принести им немного умиротворения, в чём они нуждались.
Ей указали, в какой комнате был принц, и Элла быстрыми шагами направилась туда. Войти она не смогла, потому что услышала разговор двух людей, слишком личный, чтобы его прерывать своим появлением.
О чувствах своей подруги она догадывалась ещё раньше, но Себастьян, по-видимому, ничего не замечал. Эль не знала, что будет с ними дальше, но она поддержит любое решение Себастьяна, а сейчас ей действительно было здесь не место. Элла тихо отошла от дверей, думая о том, что не всё в порядке. Ян говорил так, но на самом деле совсем не это имел в виду. Ему было так плохо, что и представить нельзя, просто Ян привык держать всё в себе. Он не мог показать своей слабости, потому что ею могли воспользоваться.
С другого конца коридора к ней уже бежала одна из горничных. Вид у неё был испуганный и заплаканный. Элла почувствовала, как сердце пропустило удар.
Ваше Высочество… ваш отец… император… он…
Элла знала, какое слово должно было стать последним, но до конца надеялась, что горничная скажет совсем другое.
… скончался, – упало в пространство последнее слово.
Элла сорвалась с места, но побежала вовсе не в покои отца, где уже наверняка собрались люди, а обратно к Себастьяну. Чтобы пережить этот момент, Элли нужен был её брат.
Уже не думая о том, что нарушает какой-то важный момент в чьей-то жизни, принцесса ворвалась в комнату и бросилась в объятья брата, пропитывая слезами его рубашку.
Она не сразу смогла выговорить хоть слово, потому что её душили рыдания. Арн не помнила, когда в последний раз так плакала. Держа людей на расстоянии, Элла никогда не позволяла кому-то стать причиной её слёз.
Ян, – сказала она, поднимая голову и смотря в ясные глаза брата, – отец умер. Мне только что сказали. Я должна была пойти туда, но не могу… Я не… Ян, это же невозможно! Скажи мне, что это неправда!

+6

5

Всё в порядке.
Кэт подавила вздох. С Себастьяном не было всё в порядке. Он лгал очень неумело, потому что всё было написано у него на лице. Он был таким всегда – не перекладывал проблемы на чужие плечи, не делился с тем, что его тревожит…
Кэтрин, я в порядке. То, что мне нужно, – это вовсе не отдых.
Для человека, который говорит правду, ты слишком часто повторяешь, что всё в порядке.
Отдых требуется тебе, Кэт. Ты устала не меньше моего.
Прескотт тоже умела упрямиться. Она отрицательно покачала головой.
– Со мной ничего не случится, обещаю тебе, но если что-то случится с тобой по моей вине, как ты предлагаешь мне с этим жить?
Она постаралась не вдаваться в смысл этих слов. Она не хотела о них думать, не хотела давать себе надежду, которой быть не должно, если Кэтрин хотела спокойной жизни для себя и Себастьяна.
Со мной ничего не случится, – сказала она, – я ведь нахожусь в самом охраняемом месте во всей империи.
Сидеть рядом с Яном, держась за руки, было чудесно. Даже несмотря на то, что для этого был печальный повод, Кэтрин хотелось продлить этот момент, чтобы ничего его не нарушало. Сейчас она чувствовала покой и умиротворение, которых в её жизни не было давно, с момента, как она уехала из Ремпета.
Но мгновение не длилось очень долго.
В комнату вбежала Элла, и Кэтрин невольно одёрнула руку. Не нужно, чтобы Элла это видела и подумала о том, чего нет. Однако принцессе было не до чужого поведения, потому что она пришла с плохой вестью. Она ничего не говорила первое время, только плакала, но Кэтрин всё поняла.
Она отвернулась, чтобы не видеть слёз подруги и не показывать своих. Плачущих девушек в одной комнате на одного Себастьяна было слишком много.
Ян, отец умер. Мне только что сказали. Я должна была пойти туда, но не могу… Я не… Ян, это же невозможно! Скажи мне, что это неправда!
Эти ужасные слова всё-таки прозвучали.
Прескотт встала и прошлась по комнате.
В дверь коротко постучались и вошёл человек, одетый в чёрный костюм. Кэтрин пыталась вспомнить, какую должность при дворе он занимает, но не смогла. Мужчина сказал:
Я с прискорбием должен сообщить, что ваш отец скончался.
«Как будто он видит, что происходит с Эллой. Зачем разводить глупый церемониал? Они и так всё знают!»

+6

6

Себастьян надеялся, что Кэтрин не будет думать о нём и о его проблемах. Он был уверен, что ей хватает и собственных проблем, о решении которых нужно позаботиться. Не бывает человека, которому ничего не нужно исправить в своей жизни.
Для человека, который говорит правду, ты слишком часто повторяешь, что всё в порядке.
Он с улыбкой посмотрел на Кэт и спросил:
Ты всегда была такой наблюдательной и занудной?
Занудой его считала сестра. Она почему-то не замечала этого же за своей подругой. Либо же ей было интереснее изводить именно Себастьяна и именно потому, что он был братом. Всё было возможно, когда речь заходила об Элле.
Со мной ничего не случится, я ведь нахожусь в самом охраняемом месте во всей империи.
Да, дворец был прекрасно защищён не только людьми, но и магией. Однако его обитателей от внезапно смерти никакая охрана не могла спасти. Его отец это доказал на себе. Можно выехать на охоту и умереть от меткого удара кинжалом.
Себастьян вспомнил, что некоторое время назад он сам пострадал от взрыва. Тогда тоже ничего не предвещало беды.
В комнату вошла Элла. Ничего не говоря, она бросилась к нему и просто плакала. Себастьян мгновенно понял, что случилось. Он не стал задавать никаких вопросов – он просто сидел и успокаивающе гладил сестру по спине, пытаясь унять и свою боль. Их отец ушёл из жизни. Несмотря на то, что они все были предупреждены, его смерть стала неожиданной. Ян не думал, что это случится сегодня… надеялся, что отец проживёт ещё хотя бы несколько дней, даже если их нельзя будет считать полноценной жизнью.
Ян, отец умер. Мне только что сказали. Я должна была пойти туда, но не могу… Я не… Ян, это же невозможно! Скажи мне, что это неправда!
Как бы он хотел сделать это для Эллы, чтобы не слышать её рыданий и не видеть её в таком состоянии…
Сейчас ему было бы гораздо легче, если бы они с Эллой находились всё ещё в ссоре. Она казалась естественнее, когда не обращала внимания на людей и не проявляла никаких эмоций. Больнее, чем потеря отца, было смотреть на сестру, не знающую, куда себя деть от горя. Арн в полной мере ощутил величину своего бессилия.
В помещение вошёл секретарь его отца и сказал:
Я с прискорбием должен сообщить, что ваш отец скончался.
Это Себастьян уже и так знал.
Элла, кажется, немного успокоилась, поэтому Себастьян встал и сказал:
Нам нужно идти.
В покоях отца уже была их мать, а также его советники. Глаза императора были крепко закрыты, и он выглядел умиротворённым и не таким усталым. В последние дни он изо всех сил боролся за свою жизнь. В конце концов, он сдался.
Себастьян закрыл глаза, скрывая слёзы. Он должен был стать поддержкой для сестры и матери.

+3

7

Элле нужно было время, чтобы прийти в себя. А ещё нужен был человек, который её поддержит. Хорошо, что Ян вернулся во дворец, и Элла, наконец, могла сказать всему миру, что она ничего не боится, потому что у неё есть брат, который защитит её от всего. Даже сейчас, когда произошла такая трагедия, Себастьян был рядом и внушал ей спокойствие.
Когда пришёл секретарь их отца, чтобы сообщить и его смерти, Элла чуть было его не прогнала.
Она не хотела снова и снова слышать эти проклятые слова. Неужели люди были так слепы, что не видели, что детям Бенджамина Арна уже известно, что с ним стало? Почему они не могли просто оставить их двоих в покое и дать в тишине пережить всё?
Уходить отсюда не хотелось. Выйти из этой комнаты означало принять смерть отца, чего Эль не хотела.
Нам нужно идти.
«Я не хочу никуда идти».
Во дворце станет ещё больше людей, чем обычно. Все будут выражать свои соболезнования, хотя им всё равно. Кто-то даже в душе будет рад, что Бенджамина Арна не стало. Кто-то же, как коршун, накинется на Себастьяна, ожидая, что он оступится и не будет так сильно держаться трона и короны. Другие будут искать любое его слабое место, чтобы иметь возможность использовать это в будущем. И без того неспокойный двор превратится в истинный террариум с ядовитыми змеями.
Элла могла бы сказать, что плохо себя чувствует и не может никуда идти. Себастьян бы позволил ей эту слабость и пошёл бы один, но ей хотелось быть рядом. Они должны были поддерживать друг друга, особенно сейчас, когда не стало отца, который их защищал.
Пойдём, – сказала она.
Было тихо. Если кто-то и проходил мимо, то на цыпочках, едва слышно. Все избегали смотреть на них с Себастьяном.
Тихого прощания в семейном кругу не получится, потому что у императорского ложа столпились люди. Назвать их лишними было бы несправедливо, хотя, если бы они вышли и дали семье хотя бы несколько минут, с их стороны это было бы очень щедро. Но на такой поступок никто из них не был способен.
Принцесса подошла к матери, которая стояла среди советников и прочих, и обняла её.
Плакать Элли не стала. Ей казалось, что императрица вот-вот упадёт в обморок. Не нужно было делать ничего, что может ухудшить её состояние. У Эллы ещё вся ночь впереди, чтобы поплакать. Здесь же она должна была держаться.

+1

8

Нам нужно идти.
Кэт чувствовала решимость Себастьяна, а также его отчаяние, которое он ото всех скрывал.
«Какая жалость, что я ничего не могу сделать», – подумала она.
Пойдём.
Кэтрин проводила друзей взглядом, но сама не сдвинулась с места. Она будет ждать здесь их возвращения и постарается сделать что-нибудь, чтобы им не было так тошно. Идти в покои императора вместе с Эллой и Себастьяном казалось ей неправильным. Это было семейным делом, а также государственным – ни к тому, ни к другому Прескотт не имела отношения.
Лишней она себя не чувствовала, так как императорский дворец был её вторым домом. Кэтрин всегда любила это место, где она не чувствовала себя не в своей тарелке. Она всегда знала, что бывают моменты, когда ей нужно посидеть где-нибудь в сторонке и подождать. Вмешиваться во всё подряд ей было нельзя, хотя, наверное, ей бы никто ничего не сказал.
Прескотт утёрла слёзы тыльной стороной ладони. Теперь она могла себе позволить немного поплакать, потому что её никто не мог увидеть. Элла и Себастьян вряд ли вернутся так скоро, так что у Кэт было время поплакать, успокоиться и привести себя в порядок.
Бенджамина Арна она помнила как человека очень решительного. Она не знала ничего о том, каким он был отцом, но человеком он был справедливым. И чего он действительно хотел, так это чтобы однажды Себастьян стал его достойной сменой.
«И у него всё получится», – думала Кэтрин.
Во дворце снова стало очень неспокойно. Забегали слуги, а также должностные лица. Все прощались с императором и выражали соболезнования. И так будет продолжаться несколько дней. Это будут очень тяжёлые дни…

+1


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » Hoc Erat in Fatis


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC