ОЧЕРЁДНОСТЬ ПОСТОВ
Сюжетные:
О Пользе и Тщете Войны - Каллиста
Pour Another Glass for me - Джорджия
Rescue - Константин
Как Снег на Голову - Элин
Очередной Труп - Эмиль
Страх Порабощает - Лили
Планы Могут Нарушиться - Вивиан
Невозможное Случается - Элин
Dicere non est Facere - Лэнс
Кто Удачливее? - Лирьелиан
К Новым Приключениям - Хлоя
Карета Подана! - Лирьелиан
Поймай Меня - Веллен
Intoxication - Эрин
Le Témoin - Лэнс
Когда нет Выхода - Эрин
Отцы и Дочери - Константин
L’énigme - Артур
Гарантии - Фрейя
Цепочка Событий - Ортальд
Страшное Будущее - Реджина
Докажи, если Сможешь - Кэтрин
Случайный Кадр - Элзир
When Girls Do Something - Фрейя
Illusion of Beauty - Леонель
Предатели Есть и Будут - Элла
Закон Един для всех - Роберт
Mad Family - Агата
Decision to Make - Хелен
The Best Possible Solution - Артур
Breaking Point - Габриэль

Флэшбеки:
Turnaround - Артур
Borders of Insanity - Эрика

Альтернативные эпизоды:
-

Rempet: New Story

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » The Soul of the Artist


The Soul of the Artist

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица: Моника Беннет, Николас Карстен
Место действия: тайное убежище Николаса
Время действия: 05.08.2012 | 00:02
Ситуация: депрессивное состояние
Описание: В меланхолии, Николас рисует в одном из своих тайных убежищ - неказистом по сравнению с резиденцией клана, но уютном внутри маленьком домике. Его покой нарушается Моникой, заблудившейся в череде однотипных домов и улиц.
Очерёдность постов: Моника Беннет, Николас Карстен

0

2

«Неужели я снова заблудилась?»
Моника вышла из машины, хлопнув дверью со злости. Ехать дальше в никуда было бы бессмысленно. Все эти улицы были одинаковыми, и заблудиться было проще простого, хотя Беннет была уверена в том, что она выедет на главную дорогу, когда доедет до того столба. Этого, конечно, не случилось.
Ей нужно было уже отучать себя от привычки ездить по незнакомому городу без сопровождения, тем более ночью.
Рассеянно она подумала, что этот район не похож на остальные. Он был каким-то обезличенным. Не было здесь ничего, что указывало бы на столицу Ремпета, знаменитую своей красотой и бурной жизнью. Все дома были построены на один лад, и даже выкрашены в один цвет. Некрасивыми или старыми их назвать было нельзя, но что-то здесь было не так.
Телефон разрядился, а кристалл она оставила дома. Связи с миром не было, и Моника не могла никому позвонить, чтобы ей помогли выехать из этого странного места.
Моника пошла по улице, с сомнением делая каждый шаг. В одном из домов ярко горел свет, и Беннет остановилась у его дверей. Час был уже очень поздний, и приличные люди в такое время не беспокоят друг друга. Но у Моники не было выбора. Она могла только позвонить в дверь и надеяться, что не будет послана на все четыре стороны.
Нажав на кнопку звонка, Беннет поправила волосы, пытаясь выглядеть более-менее нормально, как это может себе позволить заблудившаяся женщина.

+1

3

Господин, где вы? – услышал Карстен и пожалел, что ответил на звонок и что вообще взял эту бесполезную штуковину с собой.
Почему всякие дураки думают, что, раз у них есть телефон, они могут задавать ему вопросы? Николас не обязан был ни перед кем отчитываться, а за такой вопрос, вернувшись в резиденцию, он обязательно открутит голову кое-кому.
Не подозревающий ни о чём подчинённый продолжил:
Берг очень хочет с вами увидеться. У него…
Я ведь уже сказал, – прервал Ник гневно, – что нашим общим делам положен конец. За ту ничтожную сумму, что он предлагает, я и пальцем не пошевелю. Можешь так ему и передать, если с одного раза он не понимает.
Николас швырнул телефон о стенку и с удовольствием понаблюдал за тем, как он разбился.
Его настроение не улучшилось. Николас всё ещё чувствовал себя подавленно. Обнаружить причину своего состояния он не смог, поэтому приехал из резиденции клана сюда, чтобы в тишине порисовать.
Об этом убежище никто не знал. У любого уважающего себя вампира было по несколько таких убежищ, где никто не может их потревожить. К тому же, чем старше становишься, тем больше врагов наживаешь. Иметь секретное убежище – это умный ход, просто на всякий случай.
Его клан сейчас тоже находился в состоянии войны, но на себе Карстен этого никак не ощущал. У него было достаточно ресурсов, чтобы не беспокоиться о том, что будет завтра. Ему было не жалко, даже если перебьют половину его людей – Андреа всё равно понесёт больше потерь.
Он никогда не вмешивался в дела других кланов, но знал, кто чем занимается. Он оценивал потенциал каждого клана, чтобы иметь в виду, с кем можно конфликтовать, а с кем лучше избегать конфронтации. Андреа он не боялся. В отличие от него, она понятия не имела, что такое военная мощь. Её вампиры были жалкими пародиями по сравнению с теми, которые воспитывались в его клане. Ночные Тени были воинами, и каждый из них с радостью умрёт за него.
И всё же, что-то не давало ему покоя. Это очень нервировало Николаса, который не привык к таким ощущениям.
Закончив одну картину, Карстен принялся за другую. Его картина была абстрактной, не изображающей что-то конкретное, но она чётко передавала его эмоции.
В очередной раз его потревожил звонок в дверь, и вампир, чуть ли не рыча, направился к дверям. На улице стояла незнакомка, которую можно было описать всего одним словом – разочарование. Не красавица и даже не блондинка. Что может быть хуже этого?

Отредактировано Nicholas Karsten (2018-06-28 19:35:01)

0

4

Здра… – с улыбкой начала медиум, но не закончила.
Она осеклась, потому что парень, вышедший на её звонок, был так молод, что не представлял из себя, наверное, совсем ничего. Он, к тому же, и выглядел не слишком серьёзно.
«Но для того, чтобы просто позвонить, мне не важно, как он выглядит».
Прошу прощения за беспокойство в столь поздний час, – сказала она тихо, – но я немного заблудилась, а мой телефон разрядился. Если бы вы дали мне свой телефон или кристалл, чтобы я могла позвонить, я была бы вам благодарна.
Моника говорила очень вежливо, потому что от ответа этого парня зависела её судьба.
Это утрировано, но достаточно честно. Моника не знала, как проведёт остаток ночи, если не сможет ни с кем связаться. Ей придётся, наверное, ночевать в машине, запершись изнутри, а утром снова попытать счастья и постараться выехать на знакомую дорогу. Это было так бесперспективно, что Беннет и думать об этом не хотела.
Больше ей сказать было нечего, и она молчала, ожидая ответа от хозяина дома.
«Пожалуйста, ну пусть он мне поможет. Ему же и делать ничего не нужно – всего лишь вынести мне какое-нибудь средство связи, и всё!»
Моника всё-таки оставляла немного места для разочарования, потому что она знала, что люди в Ремпете не стремятся помогать друг другу, особенно незнакомцам. Здесь были добрые люди, но тех, кому всё равно, было намного больше. Так что Беннет морально готовила себя к тому, что ей откажут.
Это не займёт много времени, – попыталась она снова. – Один звонок – я только постараюсь объяснить, где я, чтобы за мной приехали.
«Ой, и вам ещё нужно будет сказать, где я».

+2

5

Ну просто невероятно, какими смешными бывают люди. Эта женщина даже не подозревала, у кого она просит помощи, и Ник пока не собирался разуверять её ни в чём. Пусть пока думает, что перед ней обычный двадцатилетний парень, которому есть дело до чужих проблем, хоть это и было очень далеко от реальности.
Вампир молчал, обдумывая свой ответ. Помочь ей он не мог, потому что несколько минут назад он разбил свой телефон, а второго у него не было. Однако и отпускать незнакомку просто так ему почему-то не хотелось. Наверное, в таком состоянии любая компания будет кстати.
Сыграла роль также и настойчивость женщины.
Николас услышал:
Это не займёт много времени. Один звонок – я только постараюсь объяснить, где я, чтобы за мной приехали.
А вы хоть знаете, где вы? – насмешливо спросил Николас.
Он отступил на шаг и сделал приглашающий жест:
Входите.
«В логово злодея легче проникнуть, чем оттуда сбежать», – подумалось ему.
Отпускать женщину он не собирался пока, хотя и не решил, что с ней делать.
В его жизни было много женщин, но предпочтение он всегда отдавал блондинкам с пышными формами и невысокого роста, потому что Николасу сильно не нравилось, когда женщина была выше него ростом. Вот только по единственному этому параметру незнакомка ему и подходила. Во всём остальном его требованиям и вкусам она не соответствовала.
Мой телефон сейчас в ещё более плачевном состоянии, чем ваш, – сказал Николас, указывая на то, что осталось от хлама. – Но, если вы скажете мне, куда направляетесь, я смогу вам помочь – я очень хорошо ориентируюсь в городе.
Предложить сделать это наутро Николас не мог, потому что утром он окажется заперт в этом доме до наступления ночи.
Мне нужно закончить картину, – сказал он, – а вы пока можете отдохнуть.

+2

6

Если посол Хекета думала, что всё ограничится тем, что ей передадут телефон через порог, то она ошибалась. Ответить на вопрос блондина она не смогла, потому что он был прав – Беннет не знала, где она сейчас находится. Объяснить дорогу бы тоже не смогла, иначе бы и сама доехала до дома.
Мой телефон сейчас в ещё более плачевном состоянии, чем ваш, Но, если вы скажете мне, куда направляетесь, я смогу вам помочь – я очень хорошо ориентируюсь в городе.
- Я не думаю, чтобы это было удобно, - неуверенно сказала Моника.
Ей не понравилось то, что она увидела. Человек, вот так швыряющий телефоны о стенку, не может быть душкой.
Мне нужно закончить картину, сказал он, а вы пока можете отдохнуть.
Сложно было поверить в то, что внутри этого блондина, в котором она уже заметила некоторые черты жестокости, находится романтичная душа художника.
Но комната, в которой они находились, говорила сама за себя. Вокруг были картины, и Беннет не сомневалась, кто их нарисовал.
Она с интересом переходила от одной картины к другой, любуясь ими. Некоторые из них вызывали открытое отвращение, но и в них была своя красота. Это очаровывало Монику, которая к искусству не была причастна. Для медиума даже тот поход на концерт в консерваторию был героическим поступком.
- У вас очень интересный стиль, - подала голос Моника. – Наверное, ваши картины пользуются популярностью?
Она бы этому не удивилась. Среди людей, могущих осилить цены на такие вот картины, было много ценителей искусства и коллекционеров. В высшем обществе считалось модным покровительствовать искусству.
Она закончила осмотр картиной, над которой блондин работал в данное время. На первый взгляд, это была какая-то мазня, но, если долго смотреть, и в этой мазне тоже можно было найти смысл.
Отвлекать художника от работы ей не хотелось. Беннет решила немного подождать – судя по всему, картина была почти закончена.

+6

7

Картина рисовалась легко, и присутствие постороннего человека, как ни странно, не отражалось на настроении Карстена. Он совсем не думал о том, что незнакомый человек разглядывает его картины и ещё осмеливается как-то их комментировать. Ему захотелось услышать её мнение, хотя Ник и считал, что люди не достойны того, чтобы оценивать его творчество, потому что их образ мышления слишком узок, чтобы что-то понять.
Наверное, ваши картины пользуются популярностью?
Я не выставляю свои работы, – ответил Николас, нанося последние штрихи.
Карстен рисовал для души, а не ради того, чтобы глупые людишки о нём узнали. Если он и прославится среди них, то точно не как художник – это было бы слишком низко.
Готово, – сказал он.
Вытерев руки, Николас обратился к поздней гостье:
Если хотите попасть домой сегодня, то нужно выйти сейчас. Я не имею ни малейшего желания сгореть на солнце.
Он с удовольствием отправлял своих врагов на крышу резиденции клана, дожидаться убийственных солнечных лучей, но сам собирался такой участи избежать. Даже больше – Николас Карстен собирался прожить вечность, которая была ему отмеряна. Ему был дан шанс на бессмертие, и им нужно воспользоваться мудро.
Ну что, – спросил он у женщины, – идём, или собираетесь остаться в моей компании всю ночь?
Как это многим было известно, брюнетки были совсем не в его вкусе, но иногда Ник делал исключения. Если незнакомка предпочтёт остаться, Карстен, может, и изменит свои вкусы на одну ночь. Опыт подсказывал, что в постели брюнетки могут удивить ничуть не хуже блондинок, и их кровь может быть такой же вкусной.

+1

8

«Что же, у каждого свой способ развлекаться или успокаиваться, – думала Моника. – Я вот готовлю. Кто-то рисует».
Я не выставляю свои работы.
Вопрос так и хотел сорваться с языка Моники, но она смолчала. Ей показалось, что блондина злить не стоит.
Готово.
Она подошла, чтобы ещё раз взглянуть на картину. Завершённая, она выглядела немного иначе. Увиденное понравилось Беннет, и ей стало немного жаль людей, которые никогда, возможно, и не увидят этих работ. Они были по-своему прекрасны, и Монике казалось, что она знала, что своими картинами хотел сказать художник, хоть и словами она это не могла передать.
Если хотите попасть домой сегодня, то нужно выйти сейчас. Я не имею ни малейшего желания сгореть на солнце.
«Вампир?!» – подумала она и чуть не отшатнулась.
После нескольких неудачных встреч с представителями этой расы Монике совсем не хотелось вновь знакомиться ни с одним вампиром. Но этот оказался более цивилизованным. Он любил искусство и сам был, можно сказать, его частью. У него был талант к рисованию, и, наверное, он был интересным собеседником. А то, что он разбивает свои телефоны, ничего не значило – порой Монике тоже хотелось растоптать его или кинуть в стену.
Ну что, идём, или собираетесь остаться в моей компании всю ночь?
Моника хотела благоразумно отказаться от второго, но что-то заставило её сказать противоположное:
Вы делаете мне предложение? Как вы можете быть уверенным в том, что мне можно доверять настолько, чтобы оставить в своём доме на ночь? Может быть, – она сделала шаг навстречу вампиру, – я намного опаснее, чем вы думаете…
Ей надоело уже быть благоразумной и осторожничать. По необъяснимым причинам её тянуло к этому мужчине, который поражал своей оригинальностью. Он, с одной стороны, был опасным вампиром, а с другой – одиноким и немного депрессивным художником. Такое странное сочетание манило к себе, и Моника не могла и не хотела сопротивляться.
«Только одна ночь, – думала она. – Что она может значить?»

+2

9

Могу вернуть тебе твои же слова – может быть, это я намного опаснее, чем ты думаешь, – сказал Ник, тоже подходя ближе.
На незнакомку он смотрел уже несколько иначе, с интересом. Она была такой смелой, конечно же, потому что не знала, с кем говорит, и она видела только маску, которую Николас пока предпочитал не снимать. Но ему нравилась эта игра, завязавшаяся между ними, так почему бы не довести её до конца?
И да, – сказал он, притягивая женщину и поворачивая её спиной к себе, – это было предложение. Я полагаю, вы его приняли..
На ней была тонкая рубашка с короткими рукавами. Вопреки обыкновению, Николас не стал её рвать, а предпочёл повозиться с каждой пуговицей
Закончив, он повернул брюнетку к себе, чтобы увидеть, что было скрыто под одеждой. Результат был, в принципе, удовлетворительным. Без одежды она выглядела намного привлекательнее.
Подхватив женщину на руки, он понёс её в другую комнату, где бросил на кровать. Здесь было не так, как в его резиденции, но убогим этот дом никогда не был. Так как Карстен проводил здесь какое-то время, он следил за тем, чтобы здесь всё выглядело прилично.
Сняв с себя одежду, он присоединился к женщине. С её юбкой он решил уже не возиться, попросту задрав её вверх.
Здесь ещё никогда не было столь очаровательной гостьи, – фыркнул он, не поясняя, что гостей этот дом никогда не встречал, в принципе, так что и сравнивать было не с чем.

Отредактировано Nicholas Karsten (2018-07-10 20:34:18)

+3

10

Могу вернуть тебе твои же слова – может быть, это я намного опаснее, чем ты думаешь,
В это посол Хекета верила. Этот хрупкий и безобидный блондин на самом деле мог оказаться кем угодно, особенно если он вампир. Он может её убить, даже не затрудняясь особо. Может свернуть ей шею или сделать ещё что-то, после чего люди не выживают. Но Моника спрятала свой страх, потому что именно сейчас ей хотелось побыть безрассудной, потерять голову от того, что находится в одной комнате с очень красивым мужчиной.
И да, это было предложение. Я полагаю, вы его приняли…
Моника не стала ничего не говорить. И уж тем более она не собиралась сопротивляться. Она ведь сама именно этого и хотела.
Оставшись без рубашки, она почувствовала несколько неуверенно, но под взглядом блондина обо всём забыла. Когда он подхватил её на руки, Беннет обвила его шею и просто решила плыть по течению.
У неё в Ремпете было много приключений. Несколько раз она чуть не умерла, так что встреча с этим вампиром – едва ли не самое приятное, что с ней случилось за последний месяц, особенно учитывая то, что он делал с ней, с её телом, и что заставлял при этом чувствовать.
Здесь ещё никогда не было столь очаровательной гостьи.
– Я рада, что я единственная, – сумела произнести Моника.
У вампиров было преимущество перед людьми – они были опытнее. Это очень многое значило и очень многое меняло. Ещё ни с одним мужчиной ей не было так хорошо, и даже укус в шею показался ей не настолько болезненным – затуманенное сознание реагировало на боль как-то по-другому.
Поглаживая вампира по спине, Беннет услышала возмущённый мужской голос в своей голове:
«Дура, да он же убьёт тебя!»
«Ну и пусть», – ответила она беспечно, счастливо улыбаясь.

0


Вы здесь » Rempet: New Story » Воспоминания » The Soul of the Artist


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC